Звоните нам: +38 (067) 623-6000

Первопричина - дух!

Оцените материал
(0 голосов)

РЕЗЮМЕ

       Художница продолжает ориентальную романтическую традицию в искусстве, ей присуще особое настроение, навеянное мастерами Чинквеченто. Ее  стилю присуща ренессансная густота среды, теплый колорит, благородно построенная композиция,поэтическая меланхоличность. Классическая скульптурность и отчетливая пространственность в изображениях предметного мира придают им жизненную драгоценность, особую человечность, самодостаточную красоту и смысл.

        Картины Елены Ильичевой обладают удивительной способностью передавать затаенные мысли и чувства. Они трансформируют свое бытие в сферу духа. В формы видимого мира влита собственная духовная субстанция; уже не формы смещены, а сам мир смещен по отношению к миру реальному, и потому живопись насыщена глубоким подтекстом. Каждая деталь здесь кажется плодом счастливых воспоминаний, расцвеченных воображением.

Дмитрий Корсунь.

   При первом взгляде на холст в душе невольно возникает ощущение неожиданного великолепия - и от присущего им общего полуденного колорита, и от любовно выписанных лиц, предметов, фруктов, цветов, атрибутов искусства, и от смутного предчувствия близкого открытия, долгожданного события, путешествия, знакомства, счастья. Этому способствуют еще и ренессансная густота,многоукладная вязкость среды, и теплый колорит, где, кажется, еще редеют, не остывая, угли душевной страсти. И еще эта благородно построенная композиция, состоящая из предметов, будящих фантазию, чувство поэзии, и той меланхолии, которая охватывает поэта перед будущими строфами.

  Казалось бы, откуда это ориентальное видение, эта предельно натянутая нить традиции, пронизывающая, как у Байрона, Делакруа,  Бодлера романтическая энергия, сгущенная материя неутолимой страсти, тяга к открытию, тайнам, метаморфозам? Или патристическое присутствие Микеланджело, Леонардо, высокий недосягаемый настрой Чинквеченто, и яркость метафоры, и ответная благодарность вещей и явлений, вырванных из небытия, и парение духа, так пленяющие в старых итальянских мастерах?

    Здесь покоится чувство длительности времени, и здесь, легко разветвляясь, время идет к неисчислимым вариантам будущего. И волнующая патина времени, которой подернут колорит ее картин, относится не только к предметам прошлого, но и к вещам будущим одновременно. Каждая деталь здесь кажется плодом счастливых воспоминаний, расцвеченных воображением.

     Художница поставила перед собой нелегкую цель - познать подлинную сущность предметов и явлений интуитивным путем. Иногда ее картины напоминают реализованный сон; это потому, что в них происходит отбор и использование реальных элементов, взятых для создания особого настроения. Это настроение любования природой, возвышенного мечтания, мистического визионизма.

      Ильичева выработала особый подход к изображаемому, ведь она твердо верит в то, что картина - это не просто сочетание линий и красок, не слепое копирование природы, а иной порядок значений.

Каждый образ зритель должен наполнить своим собственным пониманием. Как художник, она призвана познать подлинную суть предметов интуитивным путем. Она всей своей душой постигла мировой закон вечного возвращения, присутствие самого дорогого и сокровенного рядом с собой и невидимые формы бытия. Поэтому работы пронизывает взволнованный монолог, желание поделится увиденным и пережитым, призыв к пониманию у людей, способных к собеседованию, ответному чувству.

      Формы предметного мира плотны, как у старых мастеров, отчетливо выписаны; но в эти формы влита собственная духовная субстанция; уже не формы смещены, а сам мир смещен по отношению к миру реальному, и потому живопись насыщена глубоким подтекстом. Таков этот мир художника - не разбросанный, не потерявшийся  в пустоте, а центростремительный, плотно свернутый, в каких-то заданных спасительных пеленах, эссенциальный. При этом классическая скульптурность, отчетливая пространственность в самих вещах натюрмортов  как будто находятся под пристальным изучающим взглядом первооткрывателя. Эти вещи, будто на безлюдном острове Робинзона, приобретают жизненную драгоценность, выразительную силу, спасительную пользу, и потому являют собой всю материальную красоту цивилизации.

   Картины Елены обладают удивительной способностью передавать затаенные мысли и чувства.

Даже изображениям цветов в натюрмортах присуща таинственность. Это только кажется, что она обращается к букету, а на самом деле она стремится всегда остаться с людьми. И органический мир лепестков, стеблей и трав, их растительная телесность трансформируют свое бытие в сферу духа.

Букеты духовны. И всегда есть свет, волнующие всполохи белого, или скатертной ткани, или бумаги, блюда, вносящие в атмосферу порыв чистоты, торжественной каймы, высшего мира. Предметы натюрмортов часто взаимно сочетаются с человеческой фигурой. Это всегда идеальные объекты для колористических и пластических изысканий. Взаимодополняющая красота, присущая женщине и цветку, толкают зрителя на поиски глубокого смысла. И эта красота, вечная и самодостаточная, отказывается дать разгадку!

                                                                                                                               Искусствовед

Дмитрий Корсунь

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены